Google Моя Греция: Обнаженные фотографии на Акрополе Google+

Обнаженные фотографии на Акрополе

Свидетельствую именем Олимпийских Богов, которые, как известно, не только ходили голыми, мужчины и женщины, но и обнаженными молились в храмах…

Этими словами Павлос Нирванас обратился в 1929 году к читателям газеты «Элевтеротипия», защищая фотографа Nelly's, которая посмела сфотографировать голую балерину Opera Comique Мону Паеву, надругавшись тем самым над Священным камнем.
Элли Суюлтоглу-Серайдари, фотограф Nelly's, родилась в Турции в местечке Айдын и училась в греческой школе. Ее семья пережила геноцид понтийского народа и резню в Смирне в 1919-1922 годах.


К счастью, ее семья вместе с другими беженцами смогла добраться до Греции, а сама Элли к тому времени уехала получать образование в Германию, где, поселившись в Дрездене, решила обучаться музыке и рисованию. Но учеба стоила немалых денег, потому девушка начала искать способы как можно быстрее встать на ноги. Так она открыла для себя фотографию.
В 1924 году Элли впервые попадает на свою историческую родину. Она открывает фотоателье в центре Афин. Ее привлекали старые техники фотографии Oldruck и Bromoil, которые давали возможность увидеть не только реалистическое изображение, но и использовать их, как метод исследования и отображения отношений со всем окружающим миром. Это в какой-то мере покрывало ее потребность в самовыражении через изобразительное искусство.
Практически всю свою карьеру она построила на тематических фотографиях, работая не только самостоятельно, но и на заказ, в том числе и для Министерства Культуры. Увидев ее работы, известный историк Димитриос Кабуроглу предложил ей сотрудничество в создании коллекции фотографий Старых Афин.

Легендарные обнаженные модели на Акрополе...


Танцовщица Никольска у Парфенона.
Даже в те времена фото в стиле «ню» не было чем-то неизвестным и запретным. Но никто не посмел посягнуть на святое место, которое считалось неприкосновенным.
Для Nelly's фотография обнаженного тела не было первой попыткой. В Дрездене, будучи студенткой и под руководством преподавателя Franz Fiedler она фотографировала знаменитых танцовщиц Школы Mary Wiegman. И не только в студии, но и вне нее. Именно тогда она почувствовала единение обнаженного тела с окружающей природой. И она не стала пионером эпохи - в том же направлении двигался известный английский скульптор Henry Moore.
Помимо изумительной техники ее фотографии отличаются погружением во внутренний мир, подчеркнутый объемами и светом. Она как будто ищет с помощью объектива старую забытую связь между собой и Храмом, человеком и архитектурой.
Так, она сфотографировала испанскую танцовщицу Aurea в театре Диониса, Daljell и венгерку Nikolska у Парфенона.
Фотография Nikolska, покрытая прозрачной тканью во избежание всяческих недоразумений, не только была причислена к шедеврам фото той эпохи, но и послужила этическим критерием в самой Греции, показывая, что женское тело может быть не только предметом сексуального вызова, а может идеализировать эротичность и чувственность древнегреческой мифологии.
Само собой разумеется, она не собиралась создавать скандал вокруг своего имени, чтобы продать фотографии. Ее ум не переставали занимать облики древних памятников и возможность вдохнуть в них жизнь при помощи обнаженного женского тела.

...Дельфийские фестивали


Айседора Дункан в Дельфах.
После скандала она фотографировала обнаженные фигуры только в помещениях. Но было бы странным, если на своем творческом пути Nelly's не встретила бы подобных себе идеалистов.
Так, давняя мечта Айседоры Дункан танцевать на фоне архаичных колонн, а так же стремление ее подруги Эвы Палмер возродить Дельфийские фестивали и Дельфийская идея супругаЭвы - Ангелоса Сикельяноса, привели ее в 1927 и 1930 году в Дельфы. Она даже получает эксклюзивное право фотографировать Вторые Дельфийские Празднества.
Nelly's провела много времени рядом с Эвой Палмер, которая собственноручно работала над изготовлением театральных костюмов, изучая фигуры на древнегреческих амфорах. Вдохновленная Эвой, она превращает танец Айседоры Дункан и других танцовщиц в живой барельеф, Позже эти фотографии будут продаваться на почтовых открытках, сделав Дельфийские фестивали известными во всем мире.

...и геометрия Акрополя.


Священный камень, как его и по сей день называют в Греции, всегда являлся для нее источником вдохновения. Но не только в качестве «сцены», как танец, как движение тела.
Памятники Акрополя для Nelly's являются большой главой ее искусства. До сих пор, по мнению специалистов фотографии, ее видение можно назвать новаторским, не столько в качестве техники исполнения, но и в том, как она отображала их.
Думаю, никому не покажется странным тот факт, что большинство известных фотографий Парфенона были сняты сверху. Самые известные мировые фотографы карабкались на леса или искали самые высокие точки обзора.
Но Nelly's, будучи женщиной низкого роста, привыкла видеть мир под другим углом. Этот принцип отображения снизу вверх она применяет и на Акрополе. Она будто бы хочет сказать, что древний архитектор, имеющий возможность прикоснуться к любому самому высокому месту своего произведения, не мог не захотеть ограничить визуально возможность обзора памятника для простого человека.
Делая фотографии Акрополя при помощи популярной в те годы одноцветной фотографии бромойль и, невзирая на уверения своего преподавателя Franz Fiedler, она смогла создать 3 цветных снимка в стиле «ню», единственных в своем роде образцов этой техники.
Она всегда использовала нетрадиционные техники и оптические углы, как например, в случае с Кариатидами, которые она фотографирует сзади, вызывая, по словам одного немецкого поэта желание написать оду.
Большую часть своей работы Нелли подарила Музею Бенаки. Она была награждена греческим орденом Феникс и премией Афинской академии .

Читайте так же "Две любви Эвы Палмер" об истории возрождения Дельфийских фестивалей.
Автор: Irina Stepanova-Antonarou

Комментариев нет:

Отправить комментарий